Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия

Александр Новиков: «Фарс — лучший спутник трагедии»

Юлия Дягилева -Аргументы И Факты, 2004г. №18, 5 мая

- Владимиров не умел скрывать свои симпатии, я это почувствовал в первую же встречу на вступительных экзаменах. Игорь Петрович на поступлении не дал мне читать, я успел только сказать свое имя и название басни, как он начал хохотать. Наверное, я ему показался смешным. Теперь-то понимаю, что это не говорит обо мне как о великом артисте. У него был простой принцип: талантливый человек на сцене хорошеет, а стихи научиться читать можно и со средними способностями. Но если я умею и могу делать что-то хорошее на сцене, все это только от него. Он набирал нас внимательным и любящим глазом, мне кажется, уже тогда зная, кто останется у него в театре. Мне посчастливилось играть в нескольких спектаклях Владимирова: «Игроки», «День рождения кота Леопольда», «Крошка», «Двери хлопают». В «Карлсоне» он доверил мне роль Карлсона после Равиковича и Филатова.
Играй, что дают
- В театре можно отказаться от роли, если душа не лежит?
- Для отказа должна быть очень веская причина. Опыт показывает, что, как правило, душа не лежит к роли, если она небольшая. Очень редко встречаются артисты, у которых не лежит душа к Гамлету или Хлестакову. Здесь присутствует определенный актерский эгоизм, который прекрасен и на котором держится профессия. Но артист должен уметь играть то, что ему дают, оставаясь свободным внутри этой несвободы, и твоя личная проблема, чтобы тебе это нравилось и радовало.
- Артисты обычно несвободны от суеверий...
- Среди коллег есть примета: если листы с ролью упали, на каждом нужно посидеть, иначе роль не случится. Я, как человек рассеянный, роняю листы постоянно и ленюсь верить в эту примету. Даже если что-то не заладилось в спектакле, энергия близких людей способна покрыть самые невероятные огрехи. Поэтому в хорошую компанию на сцене я верю больше, чем в приметы.
- Существует стереотип, что театр - шкатулка с интригами.
- Непонятно кем придуманный миф. У нас в театре женщины булавки в платье друг другу не втыкают. Хотя отсутствие работы порождает в актерских душах и мозгах монстров. Я себя не считаю старым, мне тридцать четыре года, но были трудные моменты в начале девяностых, когда нового ничего не ставилось ни в театре, ни в кино. В то время многие артисты ушли из театра. Страшные годы, я их запомнил, и незанятости боюсь, пожалуй, больше всего. Есть такой парадокс: отсутствие ролей делает артиста в собственных глазах гением. И лишь востребованность - единственное, что позволяет артисту реально себя оценивать.
«Оперативник удачи»
- Артиста делают роли. Хорошим артистом можно стать, только сыграв много ролей, скажем десять-пятнадцать, мирового классического репертуара. Невозможно всю жизнь играть сомнительную литературу и в итоге оказаться хорошим артистом. Недавно мы выпустили спектакль по пьесе Милорада Павича «Кровать для троих». Можно по-разному относиться к загадочному и непонятному Павичу, совершенно ясно одно, что это литературное хулиганство и провокация высокой пробы. Вот такого уровня вещей хотелось бы больше и в театре, и в кино.
- Но это не мешает вам сниматься в сериалах, «Тайнах следствия» например.
- У меня нет проблемы преодоления «не нравится», Владимиров научил нас влюбляться в любой материал. Но конкретно к этому сериалу отношусь с почтением. Автор сценария Елена Топильская долгое время работала следователем по особо важным делам, поэтому в сценарии есть некое обаяние сопричастия. В нем импонирует петербургское отсутствие пафосности, он строгий, немножко холодный, но это и есть его особенность.
- А вы в нем разбавляете серьезность?
- Еще когда меня только утверждали на роль Феди Курочкина, я понимал, что режиссеру нужен веселый персонаж. С другой стороны, сериал достоверный, и найти более непохожего на оперативника артиста, чем я, было трудно. Поначалу художники по костюмам озаботились, что со мной делать, все-таки не «Джентльменов удачи» снимаем. Мучались, пока не пришли к простому, но справедливому решению: как хороший артист не всегда похож на артиста, так и хороший опер не всегда похож на опера. В любом коллективе есть странный человек, вечно жующий какие-то пироги и бутерброды, Курочкин именно такой. Кроме того, этот сериал связывает меня с Анной Ковальчук, с которой мы сейчас очень много играем в театре. Честно скажу, это самая любимая партнерша: она моя сестра в «Крошке», в «Братце Кролике на Диком Западе» мы играем парочку: Енота и Опоссума, а в «Мнимом больном» - молодых влюбленных, сейчас вместе в «Кровати для троих».
Аллергия на «серьез»
- А какие спектакли наиболее привлекательны для зрителей?
- Те, в которых задействованы раскрученные киноартисты. К сожалению, часто срабатывает «эффект зоопарка». Зритель получает возможность убедиться в том, что артист, который еще вчера вечером бегал с пистолетом на экране, способен сам передвигаться по сцене. Хотелось бы, чтобы зрители понимали, что есть безумное количество потрясающих артистов, не снимающихся по каким-то причинам. И огромное количество киноактеров, которые совершенно беспомощны в театре. И хотя у нас в дипломе написано «артист театра и кино», это профессии, лежащие далеко друг от друга. Хороший зритель понимает, что есть кино, есть сериалы, а есть театр - и все это отдельно
Еще для зрителей невероятно привлекательно слово «комедия» на афише. Поэтому режиссеры стали выдумывать дополнения к названию: несмешная комедия, грустная комедия, комедия для несерьезных людей. Но это слово для зрителей - ключевое, от этого отмахиваться нельзя. Есть режиссеры и артисты, которые говорят: ну вот, им бы только посмеяться. Никогда с ними не соглашусь, жажда в театре улыбаться, смеяться, жажда открытой эмоции - справедливое и естественное требование зрителя.
- Все, что вы делаете на сцене, почти всегда граничит с иронией.
- Я ненавижу «серьез», у меня на него аллергия. Люблю быть рядом с ролью, а не внутри нее. Я не люблю, когда артист так вживается в роль, что ему шепнешь: «Эй, люстра падает», а он не слышит, стоит мокрый весь от напряжения, жилы натянулись на шее - он в образе. А потом лежит три часа, встать не может после спектакля. Вообще, отсутствие видимого старания артиста на сцене - признак аристократизма.
- У вас трагедия в фарс не превращается?
- А что в этом плохого? Трагедия вне фарса - малоприятное зрелище. Я не любитель смотреть заламывание рук и слезы, заливающие лица актрис. Я считаю, что фарс - это лучший спутник трагедии. Да и жизнь вообще заслуживает ироничного отношения. К счастью, на свете очень мало несмешных вещей.

 

Юлия Дягилева

ПЕРЕНОС СПЕКТАКЛЯ

В связи с болезнью актрисы, назначенный на 18 июня спектакль "АВГУСТ: ГРАФСТВО ОСЕЙДЖ" переносится на 19 июля. Билеты действительны. Желающие сдать билеты могут осуществить возврат в кассу театра до 23 июня включительно. Приносим свои извинения!

БЕГЛЕЦ

11 июня спектакль "Беглец" был сыгран в рамках конкурсной программы II Летнего фестиваля губернских театров "Фабрика Станиславского" на Другой сцене Московского театра "Современник"

ЗАМЕНА СПЕКТАКЛЯ

Уважаемые зрители! 21 июня вместо спектакля "РУССКАЯ МАТРИЦА" пойдет спектакль "МЁРТВЫЕ ДУШИ". Билеты действительны. Желающие вернуть билеты могут осуществить возврат в кассу театра до 26 июня включительно. Приносим свои извинения!

АКТЕРСКИЙ ПОКАЗ

Театр выражает благодарность всем принявшим участие в актерском показе. Мы оповестили тех, кто нас заинтересовал. Остальным желаем удачи!

ПРОСТРАНСТВО СЦЕНЫ

30 мая в фойе театра состоялось открытие выставки сценографии и театрального костюма "Пространство" в рамках лаборатории "Пространтсво сцены".

Подробнее

Наши партнеры:

Телеканал Санкт-Петербург Театр Музей Радарио Ticketland VII Форум 2019 год театра в России 2019 год театра в России
Театр имени Ленсовета. Санкт-Петербург, Владимирский пр., д.12
Карта сайта | Новости | Пресса | Театр | Репертуар на июнь | Персоны | Спектакли | Театр
Яндекс.Метрика