Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия

Иван Благодёр: «В каждой строчке – сюжет человеческой жизни»

Вера Николаева,- «Невский театрал», 2014, № 8 (10), сентябрь

Заслуженный артист России Иван Благодёр, профессор, заведующий кафедрой вокала и музыкального воспитания Театральной академии,  в Петербурге  нарасхват. 2 сентября Театр имени Ленсовета открывает 81-ый сезон премьерой спектакля «КАБАРЕ БРЕХТ» по текстам Бертольта Брехта и музыке Курта Вайля, над которым  он работал вместе с режиссёром-постановщиком  Юрием Бутусовым. На сцене - выпускники актёрского курса Академии (мастер курса – народная артистка России Анна Алексахина). Премьеру они играют в новом статусе – артистов Студии Театра имени Ленсовета.

- Недавно «Петербургский театральный журнал» опрашивал режиссёров о роли музыки в спектаклях. Юрий Бутусов ответил так: «Театр – это и есть музыка. Только там ещё немножечко разговаривают. Хотя, впрочем, и это тоже – музыка». Такая позиция вам близка?

- Полностью с ним согласен. Ёмкий ответ. Действительно, в хорошем спектакле интонационный строй – не случаен, фраза строится по законам музыки. Я работаю в Александринском театре с режиссёром Валерием Фокиным, для которого такое представление  о звучании спектакля тоже очевидно. Правильно настроить артиста, его голосовой аппарат – это всё равно, что настроить инструмент в оркестре. Это ведь – способ настройки души, чтобы передать состояние, внутренний мир человека, его взаимоотношения с внешним миром.

- Вы же уже встречались с Юрием Бутусовым на территории Бертольта Брехта?

- Да, несколько лет назад мы сделали совместно в Александринском театре спектакль «Человек=Человек» по пьесе «Что тот солдат, что этот». Спектакль шёл под живой оркестр, музыкальный ряд был освоен максимально.

- Как складывалась работа над спектаклем «КАБАРЕ БРЕХТ»? Вы участвовали в наборе этого актёрского курса – целенаправленно  выискивали поющих абитуриентов?

- Я так никогда не делаю. Если видно, что юноша или девушка на что-то способны драматически, то не ставлю палки в колёса, если они неважно спели песенку на приёме. Всё это можно развить. На этом курсе запели многие, у которых просто был плохой слух. Я ведь этим занимаюсь тридцать лет.  А предметно театральных вокальных педагогов практически нет в городе, и это очень плохо.

- Потому что узкие специалисты по вокалу насильно стараются учить драматических артистов петь по-оперному?

- Вот именно. Всякое желание учиться у наших студентов пропадает, если педагог по-консерваторски два часа тупо выверяет с ними ноту «си». Ведь пение – это  не главная специализация драматического артиста. Он должен петь, как я это называю, «персонажно», от лица кого-то, от характера.

- И можно этому научить табуретку безголосую?

- Можно. Это вопрос механизмов и технологий. Работа над музыкальным материалом началась с ребятами с первого курса. Мы с ними стали осваивать музыку Курта Вайля с первых шагов. Мне хотелось сразу окунуть их в серьёзный материал, сложный, неизвестный им. Ведь студенты на вступительных экзаменах поют всякую белиберду, звучащую из телевизора, в лучшем случае – народные песни, романсы. Со вкусом плоховато у большинства. Я на одном из первых занятий показал им концерт выдающейся немецкой актрисы Уте Лемпер, где она поёт зонги Вайля, ребята были в шоке от мощи, красоты, силы этого материала. Я объяснил им на её примере наглядно, что такое актёрское, драматическое пение. И, конечно, что такое – Курт Вайль. Это сложная музыка, порою нестандартно-кривая, острая, и слова важнейшую роль играют, все детали, паузы, проживание текста, в котором есть и юмор, и трагедия. Уте Лемпер делает это превосходно, эталонно. И вот к концу третьего курса был набран довольно обширный вайлевский репертуар, причём разных периодов его творчества, на языке оригинала – немецком, английском, французском. Всё это было показано Юрию Бутусову, он был поражён качеством исполнения, и загорелся сделать спектакль на текстах Бертольта Брехта и музыке Курта Вайля.  Было реально жалко расставаться с этим материалом.

- Счастье ваше, что фигура Бертольта Брехта занимает режиссёра давно и всерьёз.

- Да, интерес к этой личности, во многом не разгаданной по сию пору, у Бутусова огромен. И музыка Вайля его «взяла», причём, думаю, многое он услышал впервые. Ведь российские профессиональные вокалисты эту музыку практически не поют, её не услышишь у нас на концертах. Она очень сложна для исполнения вокалистов-классиков по техническим задачам, отпугивает их. Она сверхдраматична, её просто так не проголосишь, ноты выводя, там в каждой строчке – сюжет человеческой жизни. Надо иметь творческую и человеческую смелость, чтобы это петь.

- Так это ваша личная смелость – направить юные души на освоение такого материала?

- Я стараюсь заниматься тем, что мне интересно. Тогда только и происходит процесс «заражения» молодых. Главное – этот материал позволяет наглядно объяснить, что такое «персонажное» пение в драматическом театре. Любой зонг Вайля-Брехта – это маленькая трёх-четырёх минутная жизнь, с развитием сюжета, с раскрытием внутреннего драматизма личности. Должна работать каждая фраза, каждая пауза.

- Песня получается локальной драматической сценкой, миниатюрой?

- Совершенно верно. Только тогда драматическому актёру интересно работать. Ему не интересно просто правильно петь ноты. Для этого есть караоке и дружеские  застолья.

- Вы могли в начале пути предполагать, что студенческая учебная  работа выльется в такой грандиозный спектакль?

- Я сознательно четыре года вёл ребят к этой вершине. Нужно было научить их соединять музыкальное и драматическое. Есть ведь много проблем у поющего драматического артиста. Например, как органично перейти с голоса речевого на вокальный, чтобы это не выглядело дико, не разрушало, не перечёркивало образ, характер персонажа. Ребята «пахали», как сумасшедшие, им хотелось достичь высокого драматического уровня. А когда подключился режиссёр со своим видением материала, со своим масштабом размышлений о личности Бертольта Брехта, всё встало на свои места. Я уверен, что этот спектакль будет оценён, как один из самых значимых в режиссёрской биографии Юрия Бутусова. Спектакль получился о мучительной жизни художника, творца, он многослоен, в сюжете переплетаются реальные людские судьбы с образами героев пьес и мюзиклов, при этом проглядывают личности самих исполнителей, их актёрские амбиции, их человеческие предпочтения. Смотреть на это – огромное наслаждение. И слушать.

 

Текст:  Вера Николаева   

«МАКБЕТ.КИНО.» в Воронеже

9 и 10 июня спектакль Юрия Бутусова «МАКБЕТ.КИНО.» будет показан на сцене Воронежского концертного зала в рамках VIII международного Платоновского фестиваля искусств.

Режиссерская лаборатория

По традиции, заведённой Юрием Бутусовым, 13 мая в театре состоялась режиссерская лаборатория.

Подробнее

Награда

Указом Президента РФ от 3.05.2018 народный артист России Семен Стругачев награжден медалью ордена "За заслуги перед Отечеством II степени". Поздравляем!

Премьера

28 апреля на Малой сцене состоялась премьера спектакля "ТЕЛО ГЕКТОРА" по пьесе Аси Волошиной в постановке Евгении Богинской.

Премия "Арлекин"

28 апреля состоялось вручение российской национальной театральной премии «Арлекин»-2018. Поздравляем лауреатов - создателей и участников спектакля "ПТИЦЫ"!

Подробнее

Мы в социальных сетях:

Наши партнеры:

Телеканал Санкт-Петербург Театр Музей Радарио
Театр имени Ленсовета. Санкт-Петербург, Владимирский пр., д.12
Карта сайта | Новости | Пресса | Театр | Репертуар на июнь | Персоны | Спектакли | Театр
Яндекс.Метрика