Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия

Сергей Мигицко: Сцена - это страсть

Дмитрий Циликин,- «Фирменный», 2006, №3 (6), март

В марте Эльдар Рязанов заканчивает съемки очередного фильма. Его рабочее название «Андерсен: фантазия на тему». Ганса-Христиана Андерсена играет Сергей Мигицко.
Новую работу прославленного режиссера мы увидим еще нескоро - впереди монтаж и озвучание. А вот другие новые работы Мигицко - народного артиста России и одного из лучших ее, России, актеров - к счастью, можно увидеть и раньше, и чаще. Чуть не через день он выходит на сцену родного Театра Ленсовета, куда попал, поступив на курс к возглавлявшему театр Игорю Владимирову, а по окончании института остался в труппе, в которой и состоит уже 32 года.
- Когда я узнал, что ты играешь Андерсена, хлопнул себя по лбу: как же раньше никто не обращал внимания на ваше необыкновенное сходство. Наверно, и сценарий Рязанов вместе с Ираклием Квирикадзе писал под тебя?
- Вовсе нет. Эльдар Александрович, встретив меня в Петербурге на одном мероприятии, сказал, что он приступил к съемкам этого фильма и что там имеется роль некоего человека по имени Мельхиор. Это реально существовавшее лицо, глава богатой семьи, владевшей, в частности, игрушечным магазином. Он много лет был другом и покровителем Андерсена, тот подолгу жил в его доме. У Мельхиора несколько симпатичных трогательных сцен, и я с радостью согласился приехать в Москву на фотопробы.
- А на Андерсена кто был утвержден?
- Не имеет значения. Но артиста уже выбрали - он должен был играть героя на протяжении всей жизни, и молодого, и старого. Так вот, я приехал сняться на Мельхиора, зашел в группу - и увидел, что вся стена обклеена портретами Андерсена в разные периоды жизни. И некоторые из них были очень похожи на кое-какие мои фотографии в разных ракурсах. Тут уж и вся съемочная группа резко повернула головы в мою сторону. Позвали Эльдара Александровича, который тоже раз десять поглядел то на меня, то на портреты. Меня сфотографировали, и я уехал. А по дороге на вокзал, на «Невский экспресс», меня остановил телефонный звонок - звонила ассистентка по актерам: «Сергей Григорьевич, у вас нету сына?» Как человек с фантазией я сразу понял, к чему этот вопрос, - «Сына у меня нет, но если вы имеете в виду молодого актера, который на меня похож, такой актер есть - в Москве в театре «Ленком», симпатичный парень, его зовут Станислав Рядинский». Который в итоге и играет Андерсена в молодости.
- Ты знаешь его по театру или по сериалам?
- Моя дочь Екатерина Мигицко третий сезон работает у Марка Анатольевича Захарова, она нас и познакомила. А здесь, в Петербурге, у нас со Стасом случилась просто анекдотическая история. Этот фильм - не просто биография Андерсена, в нее вклеиваются сказки: «Принцесса на горошине», «Огниво», «Тень» и другие. Во всех героинях Андерсен видел Йенни Линд, знаменитую певицу, его музу, которую он бесконечно любил и которая его отвергла. А в героях - себя. И вот в «Тени» Ученый - я, а Тень - Рядинский. «Тень» снимали здесь, в Петербурге. Хореограф Владимир Викторович Васильев поставил темпераментный танец на пять минут, и после его трудной репетиции мы со Стасом отправились в спортзал. А я туда хожу уже много лет, там собирается компания людей разных профессий, мы все давно и хорошо друг с другом знакомы. И я говорю: «Друзья мои, прошу любить и жаловать, это...» - «Не надо, не надо, мы и так видим, кто это, полюбим, как тебя». Они решили, что это мой внебрачный сын.
- Ты прихрамываешь - это после спортзала?
- После катка. В картине есть сцена на катке, и я сейчас каждый день учусь кататься на коньках, на которые не вставал никогда в жизни. Еще мне пришлось научиться ездить на лошади, что оказалось совсем не легко.
- Ты же спортсмен.
- Я играю в мяч, но лошадь к мячу не имеет никакого отношения. Впервые я сел на лошадь на съемке, получил от Эльдара Александровича серьезный нагоняй и вынужден был пойти в конноспортивную школу на 15 занятий. На первом же конь меня высадил. И я, пока летел через его голову, до соприкосновения с землей очень радовался. Но в итоге какие-то навыки получил - и целую неделю снимался верхом.
- Рязанов в одном интервью сказал, что для авторов сценария имело значение то, что Андерсен умер девственником. Есть точка зрения: талантливые люди сублимируют в творчестве свои сексуальные проблемы. С другой стороны, например, Бах или Гегель - благополучные отцы семейств, что никак не повредило их гению. Ты согласен, что талант все-таки предполагает некоторую ненормальность?
- За много лет работы я встречал немало артистов, режиссеров, музыкантов, так сказать, со странностями. У многих были и остаются те или иные комплексы, есть они и у меня самого, от этого никуда не денешься. Но мы ведь одаренных людей любим не за комплексы, а за талант, правда? Андерсен, наверное, в самом деле был не вполне нормален. В детстве его сказки казались мне более оптимистичными. А сейчас вижу, какие они печальные и страшные: дети в них ломают руки-ноги, болеют, умирают... Но вместе с тем он - потрясающая, великая фигура.
- Эльдар Рязанов - главный отечественный киносказочник. Андерсен для него - лирический герой или все-таки предмет отстраненного исследования?
- Мне кажется, просто фигура Андерсена ему очень интересна. Он вообще любит талантливых людей. Он - интеллектуальный режиссер, ему доставляет удовольствие разгадывать психологические ребусы. Чем сложнее - тем ему интересней.
Он и сам потрясающий мужик, очень неординарно мыслящий. Притом в свои 78 он очень темпераментный, абсолютно эмоционален, находится в отличной психофизической форме. И необыкновенно терпелив, стоек. Мы снимали в тяжелейших условиях, в шторм на море - и Эльдар Александрович наравне со всеми переносил эти тяготы.
- Когда-то ты сыграл Хлестакова в «Инкогнито из Петербурга» Леонида Гайдая. Ты можешь сравнить работу у двух самых крупных российских комедиографов: тебе комфортнее в эксцентрике Гайдая или в лирике Рязанова?
- О комфорте вообще говорить не приходится. Не было легко ни там, ни здесь. Леониду Иовичу, светлой памяти, я низко кланяюсь и чрезвычайно ему благодарен за прекрасный урок жизни и творчества, который он мне преподал. Но жалею об одном: я попал к нему слишком молодым. Хотя, с другой стороны, когда же и играть 23-летнего Хлестакова? - а мне было 24. Но я не был готов к этой работе, у меня еще не накопилось ролевого багажа. Еще бы годика два-три...
- Говорят, Гайдай был диктатором на площадке.
- Не могу так сказать. Он был жесткий человек. Он снимал по 10-12 дублей, пока не добивался своего. Но и Эльдар Александрович - жесткий человек. Это профессия такая. Если человек четко знает, чего он хочет, - а мне кажется, и Гайдай, и Рязанов всегда это знали, - он добивается нужного ему результата.
- В 24 ты играл в основном острохарактерные роли, потом появились более серьезные. Но и эксцентрика никуда не делась. Какой из этих двух путей кажется тебе более перспективным в дальнейшей карьере?
- Действительно, еще в институте стало понятно, что я комик-эксцентрик. И первые роли - атаманша в «Снежной королеве», Осел в «Бременских музыкантах» - были такие. И шли долгие-долгие годы, а я все играл в «Левше» этого министра иностранных дел Кисельвроде... Но потом в какой-то момент меня стали разворачивать на серьез - ничего, кроме благодарности, не испытываю к этим режиссерам. Потому что на самом деле я не такой дурак, как это кажется. Я много думаю о себе, об окружающих, об искусстве, мне есть о чем рассказать. И сейчас у меня уже целая галерея серьезных работ - я играл и Великатова в «Талантах и поклонниках», и пьесы Тома Стоппарда, Бергмана, Кундеры, Пинтера, и увенчалось все это «Фредериком». Вот что я понял про себя к сегодняшнему дню: для меня не имеют значения ни внешность человека, ни возраст - мне интересен характер. Я люблю людей необычных, нестандартных, меня к ним тянет. Вот серость меня очень пугает, отталкивает, напрягает. И ты можешь быть абсолютно спокоен: я не остановился. Я еще буду пробовать, искать.

«Фредерик, или Бульвар преступлений» - пьеса популярнейшего и в Европе, и у нас драматурга Эрика-Эммануэля Шмитта, рассказывающая о великом французском актере XIX века Фредерике Леметре. Его в Театре Ленсовета играет Мигицко - и эта роль стала настоящей выставкой достижений его профессионального хозяйства. В течение нескольких часов перед зрителем развертывается вся его практически безграничная палитра - от тонких, нежных, притом ничуть не приторных интонаций до ослепительных, невероятных комедийных сцен, исторгающих из зала буквально гомерический хохот. Но «Фредерик» - бенефис Сергея. А вот недавно мне довелось увидеть его, так сказать, в менее благоприятной обстановке, но и там он был поразителен.
«Приглашение в замок» Ануя - рыхлая пьеса, скверный, вялый спектакль... В программке написано: «Мессершман, богатый банкир - нар. арт. России Сергей Мигицко». В первом акте он появляется пару раз, произносит пару реплик. Думаю: зачем первому актеру труппы эта роль? Чтобы получить ответ, надо дождаться второго акта. У этого самого Мессершмана - огромная сцена: король бирж, финансовый владыка полумира пытается за деньги купить своей дочери счастье. Притом он насквозь болен и земные радости ему недоступны. Притом он вспоминает нищее еврейское детство. Притом он решает отказаться от своего богатства. И т. д. Спектакль «Приглашение в замок» останавливается - и начинается личный спектакль Сергея Мигицко. Это, доложу вам, такой праздник самодостаточного мастерства, какого я давненько не видел! В страшном полутрупе просыпается темперамент, спрятанная стальная воля лезвием выскакивает наружу. Однако же актер нигде не сливается с персонажем - он, как всегда, ироничен и не забывает напомнить, что пугающее, смешное и жалкое в жизни неразрывны.

- Я таких людей встречал в моем родном городе Одессе. Я видел, как ведут себя серьезно богатые люди - увы, они тоже плачут. И тоже совершают какие-то неожиданные поступки. Вдруг раскрываются - и тут же закрываются опять. И в Нью-Йорке, где я был на гастролях, встречался с такими людьми - и они тоже не чужды сентиментальности.
- Многие твои герои - люди ущербные, маргинальные, закомплексованные. Ты соглашаешься на эти роли, потому что они дают возможность сочинить острый смешной рисунок, или такие характеры тебе еще и внутренне ближе, чем гармоничные и благополучные?
- И то, и то. Я всегда жалел людей ущемленных, старался быть им полезным. И с детства всегда очень подробно останавливался на каждом нестандартном человеке, исследовал его извне и внутрь старался забраться. В психологических тестах есть вопрос: вы предпочтете общение с кем-то или чтение книги. Я везде подчеркиваю: общение.
- «Фредерика» во Франции играет Бельмондо, а в Москве - Василий Лановой. Ты хотел доказать, что можешь быть героем-любовником не хуже, или наоборот, что это не героическая, а характерная роль?
- Недавно на спектакле был сам Эрик-Эммануэль Шмитт - и он сказал, что это был самый счастливый день в его жизни. И еще он заметил: Бельмондо - тоже не красавец, но он забирает открытостью, нервом. Как сыграть великого артиста? Не помню, кто из критиков написал: Мигицко играет трудягу, фанатика. И был прав. В то время в театре каждые две недели была премьера - эти ребята работали на износ! Но, в сущности, сейчас то же самое - все талантливые актеры играют ежевечернее. Если спектакля нет - снимаются. Нет съемок - идут в антрепризу. Потому что сцена - это страсть. Если она есть - будет толк, если нет - толку не будет. А потом, передо мной стояла целая галерея Фредериков нашего русского театра - Владислав Игнатьевич Стржельчик, Игорь Петрович Владимиров, Евгений Алексеевич Лебедев, яркие, одержимые люди. Вот такого я постарался сыграть. А юмор есть в самой пьесе.
- В «Горе от ума» ты играл с Олегом Меньшиковым, спектакль «Интимная жизнь» играешь с Михаилом Боярским. Тебя не уязвляет, что публике часто важнее видеть живьем звезду, чем объективное качество работы всех участников?
- Я еще, кстати, играл и с Геннадием Викторовичем Хазановым в спектакле «Труп на теннисном корте». Были у меня амбиции, когда меня пригласил Меньшиков? Конечно, были, но я не ставил себе задачу дать Олегу Евгеньевичу прикурить или что-то там еще. Я очень люблю Олега, чрезвычайно его ценю, он необыкновенно одаренный человек. Олег, игравший Чацкого, выбрал себе в партнеры весьма молодых артистов, которые к тому времени еще ничего не сыграли и сразу получили основательные роли. А меня там принимали как мастера, со мной считались. У нас был ансамбль, очень хорошая атмосфера, и всякий раз, когда я появлялся в «Горе от ума», меня переполняла огромная радость. Жаль, что спектакль жил только два года, прошел всего 80 раз - а мог пройти еще двести.
Точно так же получаю огромное удовольствие от работы с Мишей Боярским. Мы знакомы много лет, дружим семьями. 
Что же касается антрепризы - я не считаю, что антреприза - это халтура. Это временное объединение актеров хорошего класса, которым хочется вместе поработать. Зритель пришел, сел в кресло, и его не волнует, антреприза это или репертуарный театр. Это спектакль.
- Я же не говорю, что ты в антрепризе халтуришь. Но не обидно, что публика пришла не на тебя - в отличие, скажем, от «Фредерика» - и не возникает ли желания доказать, кто тут на самом деле артист?
- Я свое скромное имя завоевывал сам, никто мне не помогал. Первую главную роль сыграл через 14 лет работы в театре. И я помню уроки Владимирова: появляясь даже в маленькой роли, настаивайте на ней, работайте на ансамбль. Конечно, я не такой уж гладкий, наверно, где-то тяну одеяло на себя чуть больше, чем нужно. Но часто тягание одеяла на себя очень близко к желанию хорошо сыграть. Иногда путаешь эти два понятия. Пусть зрители простят меня за это. Конечно, порой усталость не позволяет сыграть в полную силу. Но все равно я стараюсь, чтобы не было проходных спектаклей.
Дмитрий Циликин

«МАКБЕТ.КИНО.» в Воронеже

9 и 10 июня спектакль Юрия Бутусова «МАКБЕТ.КИНО.» будет показан на сцене Воронежского концертного зала в рамках VIII международного Платоновского фестиваля искусств.

Режиссерская лаборатория

По традиции, заведённой Юрием Бутусовым, 13 мая в театре состоялась режиссерская лаборатория.

Подробнее

Награда

Указом Президента РФ от 3.05.2018 народный артист России Семен Стругачев награжден медалью ордена "За заслуги перед Отечеством II степени". Поздравляем!

Премьера

28 апреля на Малой сцене состоялась премьера спектакля "ТЕЛО ГЕКТОРА" по пьесе Аси Волошиной в постановке Евгении Богинской.

Премия "Арлекин"

28 апреля состоялось вручение российской национальной театральной премии «Арлекин»-2018. Поздравляем лауреатов - создателей и участников спектакля "ПТИЦЫ"!

Подробнее

Мы в социальных сетях:

Наши партнеры:

Телеканал Санкт-Петербург Театр Музей Радарио
Театр имени Ленсовета. Санкт-Петербург, Владимирский пр., д.12
Карта сайта | Новости | Пресса | Театр | Репертуар на июнь | Персоны | Спектакли | Театр
Яндекс.Метрика