Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия

ТЕКСТ, ГРАФИКА, ТЕНИ

Елена Горфункель,- «Петербургский театрал», 2018, № 1 (09), февраль

В списке действующих лиц: «Гамлет – Лаура Пицхелаури». Актриса играет не Гамлета, а самое себя: хрупкую и тонкую, безупречную пластически женщину, в одежде унисекс. Она - легчайшая ноша для дяди Клавдия (Сергей Перегудов), для Гамлета старшего. Она остается его дочерью, читая со стонами «быть или не быть» и горестно прижимаясь к отцовскому плечу; отец уводит ее за руку, когда она уже занесла меч над головой Клавдия, застрявшего в «покаяниях без раскаяния»…Ее носят как ребенка и укачивают как больную. Были актрисы, игравшие Гамлета, были и те, кто только мечтал об этом. Докапываться до причин подобного распределения ролей (Гамлет – актриса, Офелия – пол-Офелии – актер) – значит, вникнуть в закон бутусовского спектакля. А он, мне кажется, в трех пунктах: текст, графика и тени. Внешняя графика – это декорация и палитра сцены в решении Владимира Фирера. Все черно-белое. Призрак из черного становится белым и наоборот. Как и король Клавдий. Обилие бутылочного реквизита – погребально- свадебного и опять погребального пира – по гамме колеблется от прозрачной белизны до черно-зеленого цвета. На этом фоне парик Йорика на голове Могильщика горит ярким красным огнем. Белый наклонный задник – экран для всех теней (призраков и привидений) этой истории: Призрака Гамлета старшего, скудной мебели (графически конструктивной, металлической – столы, стулья), людских теней и теней их движений, то приближающихся к заднику, то удаляющихся от него, то рассеивающихся в белом полотне задника. Есть тень большого креста, выросшего из фигурки главного героя. Перестановки на сцене производят сами персонажи, и их размеренная и быстрая суета отражается театром теней. Большая и сквозная игра тенями – заслуга художника по свету Александра Сиваева. Люди и призраки меняются местами. Встреча Гамлета с тенью отца опрокидывает реальность в небытие: Призрак достоверен и жив, а внимающий ему Гамлет становится черным неподвижным силуэтом. Помимо внешней, богатой оттенками, графики, есть другая, и она впрямую связана с текстом. Можно сказать: Шекспир почти без ограничений. В особенности это относится к роли Гамлета. Если что из нее и отобрано у принца, то передано Первому актеру, которому сподручней рассуждать об актерском искусстве. Гамлету оставлены все главные монологи. 2 Перевод Андрея Чернова, по счету сороковой с гаком на русском языке, целенаправленно точный; его точность важнее поэтичности. Поэтому в нем сохраняются необходимые архаизмы («чело»), но чувствуется борьба с «поэтизмами» и вольностями классических переводов. Иногда верные по языку слова коробят слух своей правильностью. Такой приземленный до кальки перевод близок стилю спектакля. Вернее сказать, такой перевод был нужен такому спектаклю. Теперь о манере изложения. Вот тут-то пригодилась Лаура Пицхелаури. У нее чуть-чуть хрипловатый голос. Она говорит отрывисто, ее сценическая речь почти лишена интонационных красок. Актеру в такой роли трудно удержаться от раскрашивания слов и чувств. У Пицхелаури есть органика речевой ненавязчивости. У нее трагические «стенания» во время монолога «быть или не быть» похожи на краткие звукоизвлечения, графические сокращения традиционной патетики. Своеобразное бесстрастие в речи Пицхелаури было отмечено еще в леди Макбет. И там, и теперь, в Гамлете, оно сочетается с более чем выразительной пластикой. Поникшие плечи, опущенная голова, брошенные вниз руки, пряди волос, закрывающие лицо, физическое безволие тела - таков слабый, женственный Гамлет спектакля. Когда Гамлет вместе с Горацио (Роман Кочержевский) предается излишествам «зеленого змия» (таких моментов два), тело его (ее!) делает броски на уровне акробатики. Кстати, услышав от Горацио, что являлся Призрак отца, Гамлет мгновенно трезвеет. И это тоже графика актерского проживания. Федор Пшеничный в полу-роли Офелии идет другим путем: ему нужно сыграть затвердевшую до куклы девушку. С живой плотью это длинное, странное до уродства, с набеленным лицом, косицей и книжкой в руках существо соединяет только страх. Офелия вздрагивает от испуга при всяком обращении к ней отца, как будто еще более закостеневая в чужом теле. Смешная и жалкая оболочка скрывает вполне обыкновенную Офелию (Юстина Вонщик), но это открывается не сразу. Графика нового «Гамлета» вовсе не исключает актерского блеска. Неожидан и притягателен Олег Федоров – Полоний. Он плохой воспитатель, мучитель дочери. Раздражение и крик – его отцовские меры воздействия. Суетливый, глупый хлопотун (по привычке прибегаю к переводу Пастернака) одинаков в своем вздорном характере и дома, и при королевской чете. Вот почему трогательно его раскаяние в финале, апостериори, когда он может обнять дочь лишь в запредельном мире. 3 Парочка идиотов-друзей, Розенкранца и Гильденстерна – прямо-таки эпизодическое актерское достижение Всеволода Цурило и Сергея Волкова. Актеры не скрывают, что их персонажи – болваны из какого-то «негнущегося материала» (тоже Пастернак!) и что тирады Гамлета о красоте человека к ним никак не относятся. Оба так присиделись к креслам, что вытаскивая из них свои одеревеневшие тела, они, скорчившиеся, с тупыми лицами, бесполезные как для короля, так и для Гамлета, пару раз протащились по сцене. Замысел состоял в карикатуре, и она получилась. Мог ли Александр Новиков остаться без отдельного номера? Нет, конечно. Его Первый актер – «выходная ария». Он читает для принца монологи о Пирре и Гекубе, нарушая собственные заповеди о театре-зеркале, об актерской правде (заимствованные у Гамлета), читает кое-как, халтурно, бесчувственно, не мастерски, размахивая галстуками, составляющими отличительную особенность его гардероба (вместе с пиджачной парой – прямо-таки Аркашка Счастливцев), и кажется, что потрясение принца таким «искусством» очень сильно преувеличено. Но Пицхелаури слова не подтверждает эмоциями, может быть, ей (ему?) только показалось, что это и есть настоящий театр. Став Могильщиком, Новиков еще раз преображает своего героя в угоду воспоминаниям Гамлета – да так и остается Йориком в пылающем парике, катающим любимого малыша на спине. Комедийный колорит эпизода с Могильщиком из трагедии снят, и для юмора Новикова этим словно поставлен предел. Призрак Виталия Куликова, напротив, не эпизодическая роль. Он проводник в потусторонний мир и гость среди живых. Он смешивает жизнь и смерть, увеличивает тени – и свою до великанских размеров. Он не просто следит за каждым шагом сына, но и поправляет, оберегает его, ласкает и утешает. Призрак – та сторона образа, которая утрачена принцем Гамлетом в его земном воплощении. Та мужественность, которая, так или иначе, связана с шекспировским героем – от интеллигентных юношей, от выродка в постановке Ингмара Бергмана до накаченного бойца, вроде Мэла Гибсона в экранизации Франко Дзеффирелли. Чтобы сложить такой спектакль - глубокий и красивый - надо иметь веру в текст. Не отвлеченный текст и не в свой собственный только, режиссерский, а веру в высший текст. В Шекспира. Бутусова пока что не покидала вера в тексты, и они не служат для него точкой старта для единоличного фантазирования. У него работает древнее правило: поэт ведет поэта. Что-то из Шекспира все равно остается за границами спектакля: «Мышеловка», потому что Эльсинор и так сплошная театрализация. К тому же Призрак 4 убедительно изложил схему преступления, принц поверил с одного раза. Что касается Фортинбраса, то ведь он является после смерти Гамлета, которой у Бутусова нет. Финал - не последняя страница трагедии. На ней оставлен опознавательный знак вечного возвращения. Сегодняшний Гамлет – еще один временный, переходной: декадентский стебель, черный ирис.

Елена Горфункель

«МАКБЕТ.КИНО.» в Воронеже

9 и 10 июня спектакль Юрия Бутусова «МАКБЕТ.КИНО.» будет показан на сцене Воронежского концертного зала в рамках VIII международного Платоновского фестиваля искусств.

Режиссерская лаборатория

По традиции, заведённой Юрием Бутусовым, 13 мая в театре состоялась режиссерская лаборатория.

Подробнее

Награда

Указом Президента РФ от 3.05.2018 народный артист России Семен Стругачев награжден медалью ордена "За заслуги перед Отечеством II степени". Поздравляем!

Премьера

28 апреля на Малой сцене состоялась премьера спектакля "ТЕЛО ГЕКТОРА" по пьесе Аси Волошиной в постановке Евгении Богинской.

Премия "Арлекин"

28 апреля состоялось вручение российской национальной театральной премии «Арлекин»-2018. Поздравляем лауреатов - создателей и участников спектакля "ПТИЦЫ"!

Подробнее

Мы в социальных сетях:

Наши партнеры:

Телеканал Санкт-Петербург Театр Музей Радарио
Театр имени Ленсовета. Санкт-Петербург, Владимирский пр., д.12
Карта сайта | Новости | Пресса | Театр | Репертуар на июнь | Персоны | Спектакли | Театр
Яндекс.Метрика