Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия

ВОПРОСИТЕЛЬНАЯ РЕЦЕНЗИЯ

Дарья Макухина, - Блог ПТЖ, 17 ноября 2013

Мы продолжаем серию публикаций «Студенты - о студентах». Дарья Макухина рассказывает об учебном спектакле, поставленном на курсе Анны Алексахиной и вошедшем в репертуар Камерной сцены Театра им. Ленсовета.

 

Юная брюнетка медленно раздвигает прозрачные белые завесы, отделяющие сцену от зрительного зала, как бы приглашая в свой богатый внутренний мир. Так начинается спектакль «Семейное счастье» Татьяны Павловец в Театре им. Ленсовета. Если учесть, что и в повести, и в инсценировке повествование ведется от лица главной героини - Маши, то вполне можно считать, что на сцене мы видим именно ее внутренний мир. Правда, мир оказывается изрядно захламленным: черные, пыльные, со множеством предметов столы, криво повешенная на стену рама без картины... Прочесть сценическое пространство как-то иначе мне не по уму, и уж тем более - связать его с повестью Толстого.

«Зачем что-нибудь делать, когда так даром пропадает мое лучшее время? Зачем?» - вопрошает Юстына Вонщик, одна из исполнительниц роли Маши (а их в спектакле целых восемь), и почему-то в шапке-ушанке читает первый монолог о жизни в деревне в ожидании приезда опекуна. Наверное, шапка-ушанка призвана дать понять, что действие происходит зимой. Только вот барышня, согласно повести (да и по инсценировке), безвыходно сидит дома. В общем, Маша сидит дома в шапке-ушанке и страдает от бессмысленности собственного существования. Так и тянет спросить прямо с места: барышня, милая, зачем, зачем вам шапка-ушанка? Чтобы, взяв в руки связку книг, выглядеть как деревенское дитя, идущее в школу где-то в начале прошлого века?

Долгожданный опекун в исполнении Марка Овчинникова появляется на сцене с пристегнутым животом и накладными усами, от которых избавляется, проговорив несколько фраз. Зачем нужны были эти элементы костюма, мне неясно. Может быть, они просто валялись рядом с шапкой-ушанкой, и их решили задействовать в спектакле, чтобы добро зря не пропадало?

Из следующего монолога следующей Маши (Тоня Сонина) становится ясно, что героиня, знаете, влюблена. Влюбленность - чувство возвышенное, чистое. Поэтому Маша появляется под звуки флейты и кружится в бирюзовом сарафане. И в луче света читает следующий монолог. Хотя монологи в луче света все Маши читают независимо от эмоционального состояния. Они просто весь спектакль читают монологи. Такая уж инсценировка: повесть, рассказанная от первого лица, просто нарезана на несколько монологов.

Лидия Шевченко свой монолог о счастливой семейной жизни предваряет фуэте. Но почему-то чистого сияющего счастья первых дней семейной жизни у актрисы не получается: то тут, то там прорываются специфические интонации, окрашивающие произносимый текст комизмом. Рассказывая о чаепитии, Шевченко изображает эту процедуру почти как клоунесса. Тот же самый монолог повторяется еще раз, но уже другой актрисой - Софьей Никифоровой - и с другими интонациями. Скука, усталость, тоска и даже озлобленность. «Утром мы бывали веселы, в обед почтительны, вечером нежны», - повторяет Маша. А между тем, «нужна была борьба, мне нужно было, чтобы чувство руководило нами в жизни, а не жизнь руководила чувством». Но это уже следующий монолог. Галина Кочеткова в попытке сыграть томление безысходной страсти напоминает Домну Евстигнеевну Белотелову в исполнении Нонны Мордюковой, которой, как известно, «скучно одной-то ничего не делать». И еще усиливая пародийность, Галина Кочеткова начинает поедать варенье.

Монологи разбавлены небольшими, как бы вмонтированными сценками: героиня, как в замедленной съемке, падает в объятия опекуна. Забавно. Маши, собравшись вместе, едят яблоки. Как же не почавкать в камерном зале, где слышен каждый шорох! На сцену выходит Дмитрий Караневский (лицо покрыто белой краской, приклеены витиеватые усы) и поет романс.

В повести Толстого - балы, приемы, воды. Пестрая суета светской жизни. В спектакле Павловец - монолог в танце, монолог на балконе, монолог на авансцене.

Для последней главы режиссер приберег оригинальный ход: монолог Маши разбит на несколько реплик, и все Маши вместе читают его со сцены, как бы подсказывая друг другу слова. Обобщенная до «каждой девушки» Маша приходит к простому человеческому счастью - дом, семья, ребенок. Собственно, как и в повести. Ни инсценировкой, ни постановкой создатели спектакля к Толстому ничего не прибавили. Пространные рассуждения, выдернутые из повести, соединены только одной скрепой - сюжетом. Но этот сюжет настолько прост и знаком (не зря ведь все счастливые семьи похожи друг на друга), что сам по себе не представляет особой художественной ценности. Тем более - в кратком содержании. Поэтому я задаю вопрос: зачем, зачем все это было?

Дарья Макухина 

«МАКБЕТ.КИНО.» в Воронеже

9 и 10 июня спектакль Юрия Бутусова «МАКБЕТ.КИНО.» будет показан на сцене Воронежского концертного зала в рамках VIII международного Платоновского фестиваля искусств.

Режиссерская лаборатория

По традиции, заведённой Юрием Бутусовым, 13 мая в театре состоялась режиссерская лаборатория.

Подробнее

Награда

Указом Президента РФ от 3.05.2018 народный артист России Семен Стругачев награжден медалью ордена "За заслуги перед Отечеством II степени". Поздравляем!

Премьера

28 апреля на Малой сцене состоялась премьера спектакля "ТЕЛО ГЕКТОРА" по пьесе Аси Волошиной в постановке Евгении Богинской.

Премия "Арлекин"

28 апреля состоялось вручение российской национальной театральной премии «Арлекин»-2018. Поздравляем лауреатов - создателей и участников спектакля "ПТИЦЫ"!

Подробнее

Мы в социальных сетях:

Наши партнеры:

Телеканал Санкт-Петербург Театр Музей Радарио
Театр имени Ленсовета. Санкт-Петербург, Владимирский пр., д.12
Карта сайта | Новости | Пресса | Театр | Репертуар на июнь | Персоны | Спектакли | Театр
Яндекс.Метрика